+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Как обосновать разумность расходов на представителя

Как снизить сумму расходов на представителя в 3 раза

Как обосновать разумность расходов на представителя

Когда возник этот вопрос, я сразу открыл любимый Праворуб в поисках статей и судебной практики по снижению судебных издержек.

Увы, поиск результата не дал – все публикации были посвящены ситуациям, когда авторы выступали на стороне, в пользу которой состоялось решение суда. Понятно, что направленность этих статей была именно в пользу взыскания максимальной суммы.

Поэтому полагаю, что публикация об «обратном» опыте, максимальном уменьшении суммы взыскания расходов на представителя будет интересна.

Алгоритм действий

Первое, что необходимо сделать – тщательно изучить материалы дела, выписать все процессуальные документы, подготовленные представителем противоположной стороны; посмотреть фактическое проведение других действий (визиты в суд, представление доказательств, работа со свидетелями, и др.), просмотреть протоколы судебных заседаний, обращая внимание на продолжительность судебных заседаний по времени ведения протокола.

Второе – оценить разумность или, наоборот, чрезмерность расходов на представителя с точки зрения правовых позиций Верховного суда РФ, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. N 1 г. Москва «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», и которые заключаются в следующем:

При определении разумности могут учитываться:

  • объем заявленных требований,
  • цена иска,
  • сложность дела,
  • объем оказанных представителем услуг,
  • время, необходимое на подготовку им процессуальных документов,
  • продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Третье – и это тоже изложено в Постановлении Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. N 1, это сопоставить заявленные требования с средними расценками в вашем регионе.

Четвертое – проверить тождественность объёма юридической помощи, заявленной в Соглашении (Договоре поручения) с реально оказанными услугами.

Пятое – подготовить письменные возражения по взысканию судебных расходов, дав подробный анализ всех указанных выше пунктов.

На примере конкретного дела

В марте 2018 года ко мне обратилась клиентка, ранее проигравшая дело. К ней были предъявлены требования о взыскании судебных расходов. Посчитав их чрезмерными, я взялся за это дело.

Изучение материалов дела.

Изучение материалов дела показало, что представитель подготовила 2 процессуальных документа: один стандартный (правопреемство + отмена заочного решения), второй – возражение на исковое заявление.

Также представитель участвовала в двух судебных заседаниях, продолжительностью 55 мин каждое, с учётом удаления суда в совещательную комнату и оглашения резолютивной части решения, причем одно судебное заседание, опять-таки стандартное (правопреемство + отмена заочного решения).

Всё! Больше каких-либо следов деятельности материалы дела не содержали.

Примечание: По поводу продолжительности судебных заседаний см. ниже

Сложность дела.

При оценки сложности дела, я обратил внимание суда на то обстоятельство, что разрешение дела зависело только лишь от установления  факта отсутствия у ответчика полномочий на заключение договора простого товарищества. Собственно говоря, после проверки доверености, где таких полномочий не было, дело на этом и закончилось. Очевидно, что такое дело не может относиться к сложным.

Продолжительность рассмотрения дела.

Дополнительно я просил суд учесть, что продолжительность рассмотрения этого дела зависела, в том числе, от недобросовестного поведения первоначальной ответчицы, так как она не являлась в судебные заседания, уважительности причин неявки в материалах дела не имеется. Именно это явилось причиной необоснованных расходов на оплату помощи представителя по отмене заочного решения суда.

Изучение Соглашения (договора поручения)

Изучение соглашения (одного из четырёх) показало, что по договору был предусмотрен объём работы в суде апелляционной инстанции, 4 позиции:

  1. оформление документов
  2. подготовка документов в суд;
  3. представление интересов Доверителя в суде апелляционной инстанции;
  4. участие в судебном разбирательстве в суде апелляционной инстанции.

Однако материалы дела не содержат доказательств оформления, подготовки и подачи в суд каких-либо документов, а также представление интересов доверителя в суде апелляционной инстанции; имело место только представительство в суде.

Таким образом, Договор поручения исполнен лишь частично: 1 из 4 позиций.

Сопоставление заявленных требований со средними расценками в вашем регионе

Многие возмущаются по поводу того, что решениями Адвокатских палат нам навязывает какие-то «средние» (или «минимальные») расценки. На самом деле, с точки зрения взыскания судебных расходов (или противостояния им) – весчь очень даже полезная.

Результат

Сумма взыскания судебных расходов уменьшена судом до разумных пределов – в три раза меньше, чем это было заявлено.

Как самому не попасть впросак 🙁

Уважаемые коллеги, наверно, прочитав мои сентенции про «продолжительность судебного заседания 55 минут» и про «подготовлено всего два процессуальных документа», многие из вас совершенно справедливо возмутятся: разве можно оценивать объём работы адвоката по продолжительности судебного заседания и количеству подготовленных процессуальных документов???

И будут совершенно правы. Действительно, участие в судебных заседаниях – это лишь 5% (а может и меньше) от общего времени, затраченного адвокатом на работу по делу. Объём реально проведённой работы значительно больше, чем это можно представить по материалам дела.

Кстати и адвокат стороны, в пользу которой состоялось решение суда, тоже основную часть своего выступления сосредоточила именно на большом объёме работ по данному делу. Но доказательств-то этому нет!

Именно этому и будет посвящена моя следующая публикация. Как говорил Л.Куравлёв в роли князя Милославского – зайдите на неделе!

Источник: https://pravorub.ru/cases/81511.html

Три новых подхода суда в обосновании разумности судебных расходов

Как обосновать разумность расходов на представителя

Наталья Шиняева

Фото Право.Ru

2012-й, судя по всему, имеет все шансы стать годом формирования в России комфортной для юристов практики взыскания с ответчиков судебных расходов.

Судья Арбитражного суда города Москвы Дмитрий Дзюба внес свой вклад — предложил, по сути, инструкцию, как обосновывать разумность расходов на представителей, где показал проверку “гонорара успеха” и продемонстрировал, какие рейтинги надо использовать для сравнений.

Впрочем, интересно его определение еще и тем, что в судебном акте содержится информация об оплате труда юристов из целого ряда ведущих юркомпаний.

Арбитражный суд города Москвы опубликовал определение по делу, в рамках которого была взыскана рекордная на сегодня для России сумма компенсации затрат на юристов с ответчика в пользу выигравшей стороны — более 32 млн руб.

Его судья Дмитрий Дзюба принял при рассмотрении иска кипрской компании “Арудж Холдингс Лимитед”, которая ранее выиграла спор с ритейлером “Билла” (дело А40-35715/2010) о взыскании более 400 млн руб. (долг по арендной плате и убытки). Прежним рекордом были 23 млн руб.

 — коллега Дзюбы по АСГМ Татьяна Ишанова подтвердила решение британского суда о том, что такую сумму российская компания “Дарсайл-АСП” должна выплатить после проигрыша спора со швейцарской “Боэгли-Гравюр С.А.

” В обоих этих случаях в процессах участвовали юристы из коллегии адвокатов “Муранов, Черняков и партнеры” (в первом они представляли интересы победившей стороны, во втором — проигравшей). 

Между тем еще совсем недавно практика по вопросу о возмещении судебных расходов складывалась совсем не так выгодно для выигравшей стороны — суды, ссылаясь на “разумность пределов вознаграждения”, практически не взыскивали в пользу победителей суммы, превышающие несколько сотен тысяч рублей, а часто, как вспоминает партнер юркомпании “Хренов и Партнеры”Ольга Гончарова, “произвольно уменьшал размер возмещения до 10000 руб.”

Все начало меняться после постановления Президиума ВАС РФ от 15 марта 2012 года по делу “Аэлита Софтвэа Корпорэйшн” (дело А40-20664/2008), по которому в пользу лица, выигравшего дело, впервые была взыскана существенная сумма судебных расходов — около 3 млн. руб. В том деле президиум отметил, что затраты истца на оплату услуг юркомпании “Пепеляев Групп” были соразмерны стоимости таких же услуг, оказываемых другими юрфирмами того же рейтингового уровня по критериям известности, открытости и качества услуг.

А теперь судья Дзюба фактически предлагает в своем решении пошаговую инструкцию, как доказывать расходы на представителей. Если оно устоит в вышестоящих инстанциях, то изложенные в нем принципы будут иметь важное значение для аналогичных процессов.

Управляющий партнер коллегии “Муранов, Черняков и партнеры” Дмитрий Черняков считает, что это определение содержит как минимум три новых подхода к вопросу об определении “разумных пределов” взыскания расходов на оплату услуг представителя в России.

Во-первых, это сравнение размера вознаграждения, полученного представителями истца по смешанной системе оплаты гонорара (фиксированные ставки вознаграждения за каждую инстанцию плюс итоговое вознаграждение в виде процента от взысканных средств), с той суммой вознаграждения, которую представители получили бы за фактический объем оказанных юридических услуг, применяя свои обычные почасовые ставки. Во-вторых, сравнение указанных обычных почасовых ставок со ставками юридических фирм не просто того же региона, но имеющих такой же или схожий рейтинговый уровень. И в-третьих, сравнение вознаграждения представителей истца с вознаграждением представителей ответчика.

Дело и ставки

Дело “Биллы” началось в марте 2010 года и тянулось более полутора лет.

Состоялось 17 судебных заседаний, кроме того, “Билла” инициировала 18 встречных процессов, чтобы приостановить производство по основному делу (это признал в своем решении судья Дзюба).

Помимо этого, один из представителей “Биллы” (на нее работали ЗАО “Саланс” и “Декерт Раша ЛЛС”) написал заявление в полицию о привлечении юристов противоположной стороны к уголовной ответственности (подробности “Право.Ru” выяснить не удалось).

Вознаграждение юристов коллегии Муранова и Чернякова состояло из двух частей: фиксированного вознаграждения за представление интересов клиента в суде соответствующей инстанции и процент от взысканных в пользу истца сумм — 10% взысканных убытков и 6,5% долга.

Размер фиксированного вознаграждения был следующий: за представление интересов в суде первой инстанции — $22500, в апелляции — $22500, в кассации – $15000 (для надзорной инстанции было предусмотрено $133000, но там дело не слушалось). Всего “Муранов, Черняков и партнеры” получила $177790 фиксированного вознаграждения и 31,6 млн руб.

так называемого “гонорара успеха” — процентов от выигранной суммы. “Билла” считала, что обоснованными затратами являются только $37500 долларов.

Определение разумности от судьи Дзюбы

В обоснование своего решения судья Дзюба ссылается на пункт 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 года № 82 “О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса РФ”, в соответствии с которым разумные пределы расходов на оплату услуг представителя определяются с учетом таких фактов, как продолжительность и сложность дела и сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов. При этом, добавляет он, определение разумных пределов этих расходов является оценочным понятием. “Суд, по существу, берет на себя обязанность обосновать расчет суммы, которая, по его мнению, подлежит взысканию со стороны, — пишет он в своем определении о распределении судебных расходов. — Такое решение должно учитывать такие факторы, как сложность дела и сложившиеся на рынке услуг цены, не только с позиции суда, но и стороны, которая несет расходы, не будучи окончательно уверенной в благоприятном для нее исходе дела”.

Далее Дзюба выводит следующий способ подтверждения разумности расходов, понесенных на судебного представителя.

Таким способом, пишет он, “является установление того, какие предусмотренные договорами услуги были оказаны истцу, аналогичны ли они услугам, сведения о ценах на которые представлены в материалы дела, каковы были бы расходы на оплату услуг представителя исходя из обычных ставок, а не смешанную систему гонорара, в их сравнении с действующими на рынке юридических услуг у фирм того же рейтингового уровня”. 

Ставки, рейтинги и проверка “гонорара успеха”

В определении АСГМ приводится размер почасовых ставок всех сотрудников адвокатской коллегии Муранова и Чернякова. Так, ставка партнера составляет $850, старшего юриста (адвоката) — $750, юриста (адвоката-стажера) — $650, младшего юриста (помощник адвоката) – $330, переводчика – $150, референта – $70.

Для того, чтобы сравнить их с действующими на рынке и понять их обоснованность, судья Дзюба обращается к рейтингу юридических фирм (Президиум ВАС РФ впервые указал на значимость рейтингов в уже упоминавшемся деле “Аэлита Софтвэа”, но пока ни в одном деле суды эти рейтинги не изучали). Он обнаружил, что “Муранов, Черняков и партнеры” в рейтинге “Chambers Global” находится в третьей группе (Band 3) раздела “Разрешение споров: Россия” (Dispute Resolution: Russia), в рейтинге “Chambers Europe” — во второй группе (Band 2) раздела “Разрешение споров: Россия” (Dispute Resolution: Russia). В рейтинге “Legal 500” компания стоит в третьей группе (Band 3) раздела “Россия: Разрешение споров” (Russia Dispute Resolution), а в рейтинге “Право.Ru -300, 2011” — на десятом месте во второй группе раздела “Арбитраж”.

После этого Дзюба изучил расценки коллег по цеху, находящихся в рейтингах примерно на одном уровне с “Мурановым, Черняковым и партнерами” — компаний “Линия права” и “Юков, Хренов и партнеры” (сейчас — “Хренов и партнеры”).

И пришел выводу, что применяемые в коллегии Муранова и Чернякова ставки соответствуют аналогичным у других сопоставимых игроков российского рынка юридических услуг.

Суд указал и на то, что не считает неразумными ставки работы референтов в размере $70 в час, как и участие в деле старшего партнера коллегии Дмитрия Чернякова, которое показалось судье Дзюбе “целесообразным с учетом сложности рассмотренного дела”.

Оппоненты пытались доказывать, что ставки юристов Муранова и Чернякова превышают разумные пределы и приводили в качестве доказательства информацию из отчета компании “Лигал Стадиз”, а также сводки о вознаграждениях в адвокатском бюро “Юг” и компании “Гольцблат БЛП”.

Но суд отверг эти доводы, указав, что отчет “Лигал Стадиз” сделан без учета рейтингового уровня юридических фирм, “Юг” работает в другом регионе — Краснодарском крае, а то, что “Гольцблат БЛП” применяет более низкие ставки, не опровергает того факта, что другие компании со сравнимым рейтингом (“Хренов и партнеры” и “Линия права”) применяют более высокие.

“В связи с чем, — делает вывод судья — ставки почасовой оплаты услуг адвокатов Коллегии адвокатов “Муранов, Черняков и партнеры” не могут считаться завышенными”.

Аргумент “Биллы” о том, что она сама потратила на юристов существенно меньше, также не сработал. Более того, суд, по сути, уличил компанию во лжи.

“Как следует из представленных ответчиком счетов-фактур компании “Дэкерт Раша”, последней было уплачено вознаграждения 544160 евро”. А ЗАО “Саланс” “Билла” выплатила еще 188896 евро”, — говорится в материалах дела.

Таким образом, посчитал Дзюба, ответчики заплатили своим юристам почти 40 млн руб., в то время как “Арудж” заплатил фирме Муранова 38 млн руб., что меньше расходов “Биллы”.

Чтобы определить обоснованность компенсации затрат на вознаграждение, которое “Муранов, Черняков и партнеры” получили в результате применения смешанной системы гонорара, сочетавшей оплату по почасовым ставкам и процент от суммы выигранного иска, судья Дзюба провел следующие расчеты.

Он определел, что в общей сложности юристы коллегии потратили на услуги своему клиенту 1892,9 часа и помножил его на ставки.

И в результате пришел к выводу, что размер “смешанного” вознаграждения, полученного юркомпанией Муранова и Чернякова лишь незначительно превысил гонорар, который они получили бы при применении своих обычных почасовых ставок.

***

Публикация ставок юристов не испугала. “К этой ситуации наша фирма относится нейтрально, — сказал “Право.Ru” партнер “Линии права” Дмитрий Чепуренко.

Речь, по его словам, идет о базовых расценках, и эта информация не является конфиденциальной — каждый клиент при желании может с ней ознакомиться.

“К расчету окончательной стоимости мы подходим гораздо более гибко и учитываем не только почасовые ставки юристов”, — добавил он.

Партнер юркомпании “Хренов и Партнеры”Ольга Гончарова также не считает, что стоит делать секрет из обычных почасовых ставок. “Мы с готовностью и пониманием предоставляем нашим коллегам эту информацию для использования в подобных судебных процессах, прекрасно осознавая, что судебные акты подлежат опубликованию”, — сказала она.

Источник: https://subscribe.ru/group/yuristokrat-yuridicheskaya-pomosch/3470258/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.