+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Верховный суд об ответственности за недобросовестное ведение переговоров

Содержание

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров 2019 г

Верховный суд об ответственности за недобросовестное ведение переговоров

  • О нас
    • Наши сертификаты и партнеры
    • Пресса о нас
    • Вакансии
  • Услуги для бизнеса
    • Тендеры и госзакупки
    • Юридические услуги
    • Бухгалтерские услуги
    • Кредитование бизнеса
    • Реклама и продвижение
    • Допуски СРО
    • Сертификаты ISO
    • Лицензии для бизнеса
    • Обучение и курсы
    • Программы для бизнеса
      • Контур. Зарплата (АМБа) – программа для расчета зарплаты (заработной платы) – СКБ Контур
      • Контур. Персонал – программа для кадрового учета – СКБ Контур
      • Тендерплан – система поиска тендеров и госзакупок
      • СБИС Все о компаниях и владельцах. Выписки ЕГРЮЛ и ЕГРИП, проверка контрагентов, ИНН и КПП организаций, реквизиты ИП и ООО
      • СБИС коммуникации. звонки между коллегами и партнерами. конференцсвязь, удаленная помощь, проведение вебинаров
      • СБИС Точка продаж. Автоматизация магазинов, кафе, аптек. Pos терминалы, ккт для розницы с поддержкой ОФД и ЕГАИС (ФСРАР)
      • Автоматизация ресторана, бара, кафе. СБИС Presto
      • Автоматизация салона красоты, фитнес-клуба, медицинского центра. СБИС для салона и сферы услуг
      • СБИС Заказы и поставки (EDI). Электронный обмен EDI-данными: прайс-листы (PRICAT), заказы (ORDERS), накладные в электронном виде
      • СБИС Корпоративная социальная сеть. Корпоративный портал компании – единое пространство и удобные инструменты для совместной работы
      • Электронная отчетность через интернет СБИС: сдать онлайн отчет в налоговую, ПФР, ФСС, Росстат для ИП, ООО и др.
      • ОФД СБИС – оператор фискальных данных
      • Поиск и анализ закупок СБИС: поиск торгов, аукционов и тендеров по всем площадкам
      • Управление бизнес-процессами. Электронные согласования, натсройка своих процессов без программирования по стандартам ВРМ
      • СБИС Управление персоналом. Автоматизация HR процессов. Учет рабочего времени, мотивация и геймификация, расчет зарплаты и учет кадров
      • Учет и контроль рабочего времени СБИС. Система автомататизированного учета рабочего времени сотрудников
      • СБИС Электронный документооборот. ЭДО Счета-фактуры, акты, накладные с электронной подписью, автоматизация документооборота
      • Автоматизация бухгалтерского и налогового учета – СКБ Контур
      • Услуги информационной безопасности – Контур.Безопасность
      • Учет товаров онлайн, касса для ЕГАИС для небольшой розницы (konturkassa) – Контур. Маркет – СКБ Контур
      • Контур. Бухта: бухгалтерское обслуживаниедля ИП и ООО – СКБ Контур
      • Контур. Норматив – справочно-правовая система (СПС) – СКБ Контур
      • Бухгалтерия. Контур – сдача отчетности ИП и ООО, бухгалтерия на УСН, ЕНВД онлайн – СКБ Контур
      • Оператор фискальных данных (ОФД) – СКБ Контур
      • Контур. Отель – облачная система управления и автоматизации гостиниц, отелей, хостелов. – СКБ Контур
      • Отчет. ру – СКБ Контур
      • Контур. Экстерн – электронная отчетность через интернет для ИП и ООО, сдача отчетности в налоговую, ПФР, ФСС – СКБ Контур
      • Алкодеклорация. Контур – сдача алкогольной декларации онлайн, отчетность и декларация по алкоголю в РАР – СКБ Контур
      • Контур. Закупки – поиск закупок, тендеров – СКБ Контур
      • Контур. ЖКХ Квартплата – программа для ведения бухгалтерского учета для УК и ТСЖ в сфере ЖКХ – СКБ Контур
      • Сверка алкогольных деклараций в Алкосверка. Контур – СКБ Контур
      • Контур. Декларант: таможенное декларирование онлайн, отправка декларации в ФТС – СКБ Контур
      • Контур. Пульс – СКБ Контур
      • Контур. ФМС: сервис для гостиниц по передаче данных в МВД об иностранных и российских гражданах – СКБ Контур
      • Фокус API – СКБ Контур
      • Контур. Фокус – проверка контрагентов, выписки ЕГРЮЛ и ЕГРИП – СКБ Контур
      • Проверка контрагентов в интернет-банке – СКБ Контур
      • Эльба: электронный бухгалтер Эльба, ведение бухгалтерии, бесплатная налоговая отчетность для ИП – СКБ Контур
      • Электронный документооборот Диадок – СКБ Контур
      • Получить электронную цифровую подпись (ЭЦП), Удостоверяющий центр (УЦ) – СКБ Контур
  • Тендеры с авансом
  • Контракты с льготами
  • Субподряды без тендера
  • Отзывы
  • Контакты

Закажите бесплатную консультацию

И мы поможем вам в решении вашего вопроса

Подать заявку 1. Основные признаки недобросовестности 2. Последствия недобросовестности
4.

-инструкция ответственность за недобросовестное ведение переговоров

Ведение переговоров – обычное и в чем-то рутинное явление в хозяйственном обороте и экономической деятельности.

Но бытует в корне неверное мнение, что между двумя контрагентами взаимные обязанности появляются лишь после заключения договора. Это не совсем так! Важно знать, что еще на этапе ведения переговоров такие взаимные права и обязанности существуют, а их нарушение влечет за собой ответственность.

Внимание: за некорректное ведение переговоров может наступить гражданская ответственность. Причем наступает она в пользу добросовестного лица. Данное правило является весомым преимуществом в пользу добросовестных лиц, а для их противников – явным недостатком.

1. Основные признаки недобросовестности

При ведении переговоров, связанных с продажей бизнеса или части в уставном капитале, закон требует, чтобы стороны действовали разумно и добросовестно по отношению друг к другу (ст. 434.1 ГК РФ).

Главными признаками некорректного поведения считаются:

  • ведение переговоров о продаже бизнеса и вообще вступление в них без реального намерения достичь каких-либо результатов (т. е. притворно);
  • контрагенту предоставляется искаженная, недостоверная либо неполная информация (в случае если она намеренно умалчивается), если она должна быть известна сторонам для принятия разумного и правильного решения;
  • прекращение переговоров без всякого оправдания и внезапно;
  • разглашение конфиденциальной информации (даже если договоренностей так и не удастся достигнуть).
  • Этот перечень признаков некорректного поведения при переговорах может при определенных обстоятельствах быть существенно расширен.

Оказываем услуги по комплексному сопровождению торгов и тендеров на всех этапах, от поиска подходящей закупки, до участия и исполнения контракта.

2. Последствия недобросовестности

В соответствии со статьей 434.

1 Гражданского кодекса РФ недобросовестная в переговорах сторона должна возместить своему контрагенту причиненные убытки:

  • понесенные расходы, которые связаны с ведением переговоров;
  • убытки, возникшие в результате того, что из-за недобросовестности второй стороны стало невозможным заключение какого-либо договора с третьим лицом.

Пункт 5 статьи 434.1 Гражданского кодекса РФ допускает, что стороны для ведения переговоров могут заключить особое соглашение, где оговариваются требования к корректному взаимодействию сторон на преддоговорной стадии. В этом же соглашении могут быть оговорены штрафные санкции за нарушения в преддоговорной работе.

Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (в п. 19) определено, что если переговоры носят многосторонний характер и недобросовестными оказались несколько лиц, то они солидарно несут гражданскую ответственность перед потерпевшим.

3. Как взыскать убытки

По общему правилу убытки принудительно взыскиваются в судебном порядке. Помимо установленного пакета документов (исковое заявление, квитанция об уплате госпошлины и т. п.), судье необходимо представить:

  • подтверждение самого факта ведения переговоров;
  • факты и основания, которые дают возможность признать контрагента недобросовестным переговорщиком.

Особое внимание необходимо уделить доказыванию. Верховный суд в вышеупомянутом постановлении указал, что все переговорщики изначально представляются добросовестными, то есть их некорректность должен доказывать суду истец. Однако это правило не распространяется на случаи искажения информации или внезапного срыва переговоров.

Предоставляем все виды услуг по лицензированию в самые короткие сроки исполнения и по самым актуальным направлениям деятельности.

4. -инструкция ответственность за недобросовестное ведение переговоров

Обратно к списку

АКЦИЯ! Бесплатный анализ вашей отрасли и подборка контрактов с АВАНСОМ!

Источник: https://cpp-group.ru/baza-znaniy-smp/poleznye-stati-i-sovety/otvetstvennost-za-nedobrosovestnoe-vedenie-peregovorov-/

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров

Верховный суд об ответственности за недобросовестное ведение переговоров

Материал из Buzzy

Обязательства – Переговоры о заключении договора

Основания

Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

абз. 1 п. 3 ст. 434.1 ГК

При вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении стороны обязаны действовать добросовестно, в частности не допускать вступление в переговоры о заключении договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной. Недобросовестными действиями при проведении переговоров предполагаются:

1) предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны;

2) внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

п. 2 ст. 434.1 ГК

К отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, применяются нормы главы 59 ГК РФ с исключениями, установленными статьей 434.1 ГК РФ.

Например, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный недобросовестным поведением его работника при проведении переговоров (статья 1068 ГК РФ).

В случае, когда вред при проведении переговоров причинен несколькими контрагентами совместно, они отвечают перед потерпевшим солидарно (статья 1080 ГК РФ).

Предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны.

На истце лежит бремя доказывания того, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно с целью причинения вреда истцу, например, пытался получить коммерческую информацию у истца либо воспрепятствовать заключению договора между истцом и третьим лицом (пункт 5 статьи 10, пункт 1 статьи 421 и пункт 1 статьи 434.1 ГК РФ).

При этом правило пункта 2 статьи 1064 ГК РФ не применяется.Вместе с тем недобросовестность действий ответчика предполагается, если имеются обстоятельства, предусмотренные подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 434.1 ГК РФ. В этих случаях ответчик должен доказать добросовестность своих действий.

п. 19 ПП ВС РФ №7 от 24.03.2016 “О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств”

Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

В результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры снедобросовестным контрагентом.

Например, ему могут быть возмещены расходы, понесенные в связи с ведением переговоров, расходы по приготовлению к заключению договора, а также убытки, понесенные в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом (статья 15, пункт 2 статьи 393, пункт 3 статьи 4341, абзац первый пункта 1 статьи 1064 ГК РФ).

п. 20 ПП ВС РФ №7 от 24.03.2016 “О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств”

Предоставление неполной или недостоверной информации

Если стороне переговоров ее контрагентом представлена неполная или недостоверная информация либо контрагент умолчал об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны были быть доведены до ее сведения, и сторонами был заключен договор, эта сторона вправе потребовать признания сделки недействительной и возмещения вызванных такой недействительностью убытков (статьи 178 или 179 ГК РФ) либо использовать способы защиты, специально предусмотренные для случаев нарушения отдельных видов обязательств, например, статьями 495, 732, 804, 944 ГК РФ.

Если указанные действия контрагента по предоставлению неполной или недостоверной информации послужили основанием для отказа стороны от заключения договора, последняя вправе требовать возмещения убытков в соответствии с пунктом 3 статьи 4341 ГК РФ.

п. 21 ПП ВС РФ №7 от 24.03.2016 “О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств”

Порядок возмещения

К отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, применяются нормы главы 59 ГК РФ с исключениями, установленными статьей 4341 ГК РФ.

Например, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный недобросовестным поведением его работника при проведении переговоров (статья 1068 ГК РФ).

В случае, когда вред при проведении переговоров причинен несколькими контрагентами совместно, они отвечают перед потерпевшим солидарно (статья 1080 ГК РФ).

Предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны.

На истце лежит бремя доказывания того, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно с целью причинения вреда истцу, например, пытался получить коммерческую информацию у истца либо воспрепятствовать заключению договора между истцом и третьим лицом (пункт 5 статьи 10, пункт 1 статьи 421 и пункт 1 статьи 4341 ГК РФ). При этом правило пункта 2 статьи 1064 ГК РФ не применяется.

Вместе с тем недобросовестность действий ответчика предполагается, если имеются обстоятельства, предусмотренные подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 4341 ГК РФ. В этих случаях ответчик должен доказать добросовестность своих действий.п. 19 ПП ВС РФ №7 от 24.03.2016 “О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств”

Что считается убытками

Убытками, подлежащими возмещению недобросовестной стороной, признаются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением переговоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.– абз. 2 п. 3 ст. 434.1 ГК

Источник: http://buzzy.pro/index.php/%D0%9E%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C_%D0%B7%D0%B0_%D0%BD%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров. Статья 434.1

Верховный суд об ответственности за недобросовестное ведение переговоров

Представим типовую для экономического оборота ситуацию. Вы покупаете недвижимость или бизнес в другом городе, для чего нанимаете команду юристов и технических специалистов, прилетаете на осмотр объекта, и вот, когда вы уже готовы подписывать договор, продавец заявляет, что он передумал.

Договор еще не подписан, вы только вели переговоры, но ведь и переговоры порой бывают долгими и затратными.

Будет ли такое поведение контрагента считаться недобросовестным? Есть ли законный способ обезопасить себя от недобросовестного поведения контрагента на стадии переговоров?

Почти три года на территории Российской Федерации действует статья 434.1 ГК РФ, касающаяся переговоров о заключении договора и преддоговорной ответственности.

Следует отметить, что некоторые разъяснения относительно существа преддоговорной ответственности и некоторые практические вопросы были разрешены в Постановлении Пленума ВС РФ N7.

В частности, согласно пункту 19 указанного выше Постановления Пленума ВС РФ правовая природа culpa in contrahendo (ответственность за недобросовестное ведение переговоров прим. автора) в России квалифицируется в качестве деликтной, т. е. ответственности за причинение вреда, а не ответственности за нарушение договора – договорной ответственности. Однако, немногочисленные разъяснения данные в указанном постановлении не решили многих проблем, возникающих на практике.

В результате проведенного нами исследования дел этой категории, рассмотренных с момента появления соответствующей нормы (в 2015 г.), разумным видится мнение о неоднозначности восприятия судами нормы, содержащейся в ст. 434.1 ГК РФ.  Неоднозначность объясняется недостатком четкого представления:

  • об обстоятельствах, необходимых для наступления преддоговорной ответственности;
  • о юридическом составе, наличие которого необходимо доказать истцу для наступления ответственности за culpa in contrahendo;
  • об объеме возмещаемых убытков.

Кроме того, спорной для российской практики является возможность возмещения убытков за потерю шанса. К сожалению, объем возмещения в рамках ответственности за недобросовестное ведение переговоров в российской практике будет ограничиваться негативным договорным интересом.

Возмещение негативного договорного интереса значит, что по результатам такого возмещения потерпевшее лицо оказывается в положении, в котором бы оно оказалось в случае отсутствия проведенных переговоров, т.е. как будто ничего и не было.

Полагаем, что при определении пределов ответственности в аналогичных случаях является важным недопущение неосновательного обогащения как недобросовестного контрагента, так и потерпевшей стороны (наживаться на выходе из переговоров не должна ни одна из сторон).

Следовательно, суд при разрешении вопроса о возмещении убытков должен руководствоваться принципами разумности и справедливости.
Ярким примером из правоприменительной практики стало завершение, пожалуй, самого принципиального  и громкого спора, возникшего в контексте реализации института ответственности culpa in contrahendo.

Речь идет о деле No A41-90214/2016 (ООО «Декорт» к ООО «АШАН»). В этом споре организации имели намерения заключить долгосрочное соглашение об аренде складских площадей. Суд установил, что две компании в течение длительного времени были в режиме переговоров и по окончании этого периода истцом в адрес ответчика направлен подписанный в финальной редакции договор.

В данном случае важно, что до этого момента ответчик всячески подтверждал намерения относительно готовности заключить договор.

Так, неоднократно в письменной форме формулировались требования, которым к моменту заключения соглашения следовало соответствовать техническим характеристикам арендуемых площадей.

Будучи заинтересованным в заключении договора, Истец расторг арендные договоры с прежними арендаторами и готовил площади к предоставлению новому арендатору на базе запрошенных ООО «Ашан» технических требований.

Неожиданно для ООО «Декорт», в момент, когда стороны были готовы к непосредственному подписанию договора, переговоры о его заключении были прекращены по инициативе ООО «Ашан». В результате, складские пространства простаивали еще несколько месяцев, в течение которых арендодатель осуществлял поиск потенциальных арендаторов.

Позиция истца ООО «Декорт» строилась на наличии обстоятельств, свидетельствующих о сознательном срыве переговоров со стороны ответчика ООО «Ашан», классифицировать действия, которого как добросовестное поведение представляется затруднительным. Основным видится вопрос о разграничении между предпринимательским риском при принятии собственных бизнес-решений и ответственностью за недобросовестное ведение переговоров лица, участвовавшего в переговорах.

Здесь видна схожесть с дискурсом, существовавшим в английском праве в XIX веке, а именно соотношение culpa in contrahendo и алеаторной (пари – на свой страх и риск прим. автора) теории переговоров. Английское право традиционно не признает implied requirement of good faith (добросовестность по умолчанию или презумпцию добросовестности прим. автора.) даже в самих договорах, не говоря уж о преддоговорных отношениях

Ответчик настаивал, что указанная в иске ООО «Декорт» сумма не должна квалифицироваться как упущенная выгода. По мнению представителей ООО «Ашан» ее как раз следует рассматривать как предпринимательский риск. Арбитражный суд города Москвы с такой позицией ответчика не согласился по ряду причин.

Во-первых, в столь малый срок объективно не было возможности привести в надлежащее состояние помещения.

Важно, что впоследствии 9 ААС (апелляционная инстанция) при рассмотрении жалобы ответчика уточнил, что такой вывод будет разумным для любого добросовестного участника оборота.

Кроме того, ООО «АШАН» при переговорах делало акцент на том, что площади должны соответствовать заявленным требованиям к моменту заключения договора. Данные обстоятельства прямо указывают на противоречивость в позиции ответчика.

Во-вторых, ответчик в качестве обоснования своей правовой позиции настаивал, что сделка не имела корпоративного одобрения наблюдательного совета ООО «Ашан Групп», на основании чего прерывание переговоров объясняется, по их мнению, разумными причинами.

В отзыве на исковое заявление указано, что истец, осуществляя переговоры разумно и осмотрительно, мог предвидеть, что они не обязательно приведут к логическому завершению.

Тут следует отметить, что уполномоченным представителем ООО «Ашан», принимавшим участие в переговорах, не сообщалось о необходимости получения такого одобрения на стадии переговоров.

В контексте данного дела актуальными для анализа следует обозначь следующие положения:

  • о видах возмещаемых убытков, возникших на преддоговорной стадии и их размерах;
  • о корреляции между причиненными убытками и создаваемой недобросовестным лицом видимостью очевидного намерения заключить договор;
  • о необходимости своевременного информирования второй стороны на этапе, предшествующем заключению договора об обязательном одобрении сделки каким-либо органом юридического лица и возможность последующей квалификации соответствующего умолчания как недобросовестного поведения.

Комментируя вынесенные положения, стоит отметить, что поскольку существовал факт проведения реальных переговоров и имелись затраты, произведенные ООО «Декорт» для их реализации, подлежат взысканию убытки, понесенные в результате проведения таких переговоров.

Однако, как видно из материалов дела, истец прекратил арендные отношения с прошлым арендатором, ввиду чего подлежат удовлетворению требования о взыскании убытков в виде упущенной выгоды.

Здесь же, как нам думается, компенсация «потери шанса» будет совпадать скорее с положительным договорным интересом, т.е.

в отличие от рассмотренной выше модели, положительный интерес подразумевает не только восстановление пострадавшей стороны в положение «как если бы сделки не было», но и предполагает компенсацию ожидаемого от этой сделки интереса. 

Поскольку истец отказал третьим лицам в заключении договоров аренды, рассчитывая на то, что объект будет арендован ответчиком, он заслужил шанс на получение этой упущенной выгоды

Рассуждая о пределах возмещения, разумно полагать, что они должны определяться судом из соображений справедливости.

Поскольку истцу удалось доказать связь между убытками и недобросовестным поведением контрагента при переговорах, можно с уверенностью утверждать, что фактический состав возмещения вреда был доказан истцом.

Учитывая изложенное, можно говорить о полной обоснованности требований о возмещении убытков.

Наиболее интересно, на наш взгляд, следующее положение, обозначенное нами ранее.

Поскольку в непубличных акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью может существовать акционерное соглашение (корпоративный договор), перераспределяющее некоторую компетенцию и полномочия органов юридического лица, постольку уведомление потенциального контрагента о необходимости получения одобрения будущей сделки будет представлять собой добросовестные действия, неразглашение же данной информации, как нам видится, можно считать недобросовестным поведением при переговорах.

Напротив, для публичного акционерного общества, где информация о наличии акционерного соглашения и положения устава общества являются общедоступными, умолчание о необходимости одобрения сделки не является признаком недобросовестности.

В деле Декорт-Ашан ответчиком было общество с ограниченной ответственностью (ООО «Ашан») и, соответственно, действуя добросовестно, ему следовало сообщить ответчику об обязательном одобрении сделки.

Так как перечень действий (недобросовестных), перечисленных в статье 434.

1 ГК РФ, является открытым, можно предположить, что умолчание о будущем одобрении также может представлять собой недобросовестное поведение участника переговоров.

Однако, оценивать такие действия (бездействия) в качестве недобросовестных подлежит суду в каждом конкретном деле, исходя из существующих обстоятельств.

Если рассматривать указанное выше дело как вектор, по которому будет двигаться судейская мысль при принятии последующих решений по аналогичным спорам, то можно сделать следующие выводы:

  • Для комфортного и безопасного режима переговоров с контрагентом мы рекомендуем заключать соглашение о порядке проведения переговоров.
  • в соответствующем соглашении следует указать:

а) наличие обстоятельств, при которых заключение договора становится нецелесообразным для стороны

б) зависимость заключения договора от наличия одобрения сделки контролирующим органом лица

в) возможность или запрет на ведение параллельных переговоров с несколькими потенциальными контрагентами

г) условия и объем раскрытия данных, полученных от контрагента в ходе переговоров, проверки бизнеса, аудита, due diligence компании.

  • следует быть крайне осторожным при предоставлении контрагенту каких-либо заверений о наличии принципиального согласия контролирующих лиц на заключение договора.

При подготовке важной сделки рекомендуем проконсультироваться с юристом, специализирующимся на составлении и оспаривании договоров. Очевидно, что практика будет формироваться в процессе поступления новых дел на рассмотрение судов, следовательно, актуализация текущей ситуации перед сделкой может принести хорошие результаты.

Фото предоставлено: rawpixel и фото-банком Unsplash. 

Disclaimer: Информация, содержащаяся в данном разделе, является частным мнением автора. Legal Support не дает заверения и не гарантирует, что, содержащиеся в статье юридические модели, применимы на практике.

В статье рассматриваются теоретические юридические конструкции, которые на практике должны выстраиваться индивидуально, исходя из задач и потребностей каждого конкретного проекта. Данная статья не является юридическим заключением.

Сообщения, отправленные автору через сайт не будут защищены адвокатской тайной. 

Источник: https://legalsupport.ru/blog/palienko-precontractual-liability-434.1.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.