Пленум ВС РФ о принципе добросовестности

Вс рф разъяснил, как работает принцип добросовестности

Пленум ВС РФ о принципе добросовестности

При этом, как пояснил судья ВС РФ Иван Разумов, новшество состоит в том, что постановление разъясняет механизм реализации данной нормы. Так, если суд усматривает признаки недобросовестности одной из сторон, он должен при рассмотрении дела вынести на обсуждение обстоятельства, свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, чтобы стороны могли изложить свои доводы.

При установлении недобросовестного поведения одной из сторон суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично.

Перепост разрешается

Отдельный раздел постановления посвящен применению судами норм ГК РФ о защите нематериальных благ, в частности права на изображение.

Как пояснил ВС РФ, размещение гражданином в общем доступе в интернете своего изображения не дает права другим лицам на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица.

В то же время обстоятельства размещения гражданином своего изображения в сети могут свидетельствовать о выражении таким лицом согласия на дальнейшее использование данного изображения, например, если это предусмотрено условиями пользования сайтом, на котором гражданином размещено такое изображение.

Так, если социальная сеть имеет функцию ” изображением”, размещение там фотографии может трактоваться судом как согласие на ее перепост другими пользователями соцсети.

В постановлении говорится, что участник коллективного фотоснимка сможет использовать это изображение по своему усмотрению без получения согласия от других изображенных на снимке лиц, если они не запретили такое использование и если изображение не содержит информацию о частной жизни других лиц.

Как пояснили разработчики, суд может, например, признать недобросовестным поведение одного из разведенных супругов, который после развода начнет распространять изображения старых семейных фото.

Согласие на использование изображения не требуется, уточняет ВС РФ, если гражданин является публичной фигурой.

Правда, только в том случае, если единственной целью обнародования его изображения не является удовлетворение обывательского интереса к частной жизни публичной персоны либо извлечение прибыли.

Не требуется согласие известного лица, если снимок сделан в публичном месте, в том числе, в открытых судебных заседаниях или на мероприятиях.

Критерии злоупотербления

Наличия официального диагноза “хронический алкоголизм” или “наркомания” не требуется для ограничения судом дееспособности гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками и наркотиками, следует из проекта постановления, который во вторник обсудил Пленум Верховного суда России.

Постановление Пленума ВС РФ закрепляет критерии, которыми могут руководствоваться суды при разрешении вопросов об ограничении дееспособности граждан. Так, для такого ограничения не требуется наличия официального диагноза “хронический алкоголизм” или “наркомания”, суд должен оценивать весь спектр доказательств.

Злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими средствами, дающим основание для ограничения дееспособности гражданина, является такое их употребление, которое находится в противоречии с интересами его семьи и влечет расходы, ставящие семью в тяжелое материальное положение, поясняется в проекте.

При этом, как подчеркнула высшая судебная инстанция, наличие у других членов семьи заработка не является основанием для отказа в удовлетворении заявления об ограничении дееспособности гражданина, если будет установлено, что он обязан содержать членов своей семьи, а вместо этого либо не оказывает необходимой материальной помощи, либо сам полностью или частично находится на содержании у членов семьи.

Недействительные сделки

ВС РФ разъяснил вопросы применения норм ГК о недействительности сделок.

Как пояснили разработчики, если до корректировки Гражданского кодекса сделки, противоречащие закону или другому нормативному акту, признавались ничтожными, то теперь такие сделки по общему правилу считаются оспоримыми.

В связи с чем участникам гражданского оборота надо иметь в виду, что срок подачи иска об оспаривании такой сделки уменьшился с трех лет до одного года.

В постановлении перечисляются сделки, являющиеся ничтожными в силу прямого указания закона. В частности, сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

Пленум разъяснил, что под публичными интересами понимаются интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды.

Условиями сделки, противоречащими публичному порядку и, следовательно, ничтожными, судам следует расценивать, например, такие условия, которые нарушают явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей.

Источник: https://ria.ru/20150623/1082842469.html

Ключевые выводы о добросовестности в Постановлении Пленума ВС РФ № 25

Пленум ВС РФ о принципе добросовестности

Стенограмма видеолекции А.В. Егорова.

Смотреть видеолекцию

  •  Ключевые выводы о добросовестности в Постановлении Пленума ВС РФ № 25

А.В. Егоров: Поговорим про принцип добросовестности и о том, как этот принцип отражен в Постановлении Пленума ВС РФ № 25 от 23.06.2015.

См. также Четыре частые схемы злоупотребления правом

Что читать о принципе добросовестности

Сначала следует сказать о той литературе, которую целесообразно почитать по поводу принципа добросовестности.

Понятие «добросовестность» скорее философское, нежели правовое и здесь очень сильны элементы нравственной морали, поэтому очень важно, прежде чем решать какие-то правовые проблемы, связанные с добросовестностью, очень важно еще и понимать, что такое добросовестность и какие к ней подходы в науке предпринимаются.

На русском языке лучше публикация, которая была сделана И.Б. Новицким в  1913 году «Принцип добросовестности в проекте обязательственного права».

Его статья была переиздана в трех номерах Вестника гражданского права, который возобновил свой выход в 2006г.

Конечно, сейчас у многих судов будет возникать вопрос о том, как применять соответствующее право, что такое добросовестность, в каких случаях добросовестность имеет место.

Кроме того, для тех, кто более углубленно хочет разобраться по этим вопросам, рекомендую посмотреть статью А.М. Ширвиндта «К юбилею Д.В. Дождева».

Объективная и субъективная добросовестность

Добросовестность бывает объективная и субъективная. Тут все зависит от правового языка. В некоторых странах используются разные термины для того, чтобы обозначить, что такое добросовестность субъективная и объективная, а в России используется одно и то же слово.

Субъективная добросовестность передается словами “лицо не знало или не должно было знать об определенных обстоятельствах”. Например, защита добросовестного приобретателя вещи от неуправомоченного лица, т.е. защищается только добросовестное лицо, то, которое не знало или не должно было знать, что покупает не у собственника.

Субъективная добросовестность важна в оспаривании сделок. При оспаривании сделок их можно оспорить, только если другая сторона не знала или не должна была знать о наличии каких-то пороков этой сделки. Самый известный пример это п.1 ст. 174 ГК РФ или п.2 ст.

174, когда сделка совершается явно на невыгодных условиях, то можно оспорить ее только в случае, если другая сторона понимала или должна была знать об этой явной невыгодности. Самое интересное в этом аспекте это слова «должен был знать..», потому что это все равно некое объективное вменение, т.е.

если человек говорит, что он что-то не знал, ему говорят, что он должен был знать и его обвиняют в том, что он не знал.

Что разъяснил Верховный суд

ВС РФ в своем Постановлении Пленума № 25 посвящает добросовестности самый первый пункт, рассказывает и дает толкование только объективной добросовестности. При написании этого Пленума надо было сделать оговорку, что субъективная добросовестность тоже есть, иначе создается впечатление, что добросовестность исчерпывается только ее объективностью.

Оценивая действия сторон как добросовестные и недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны содействующего ей и в том числе в получении необходимой информации. Понятно, что это не про добросовестного приобретателя. Причем здесь содействие другой стороны? Причем здесь учет интересов другой стороны? Вообще добросовестный приобретатель покупает от не собственника. Очевидно, что здесь имеется в виду совершенно другая добросовестность, второе понятие ее. Это удвоение понятий, свойственное русскому языку, немцам не свойственно, у них для субъективной добросовестности свой речевой оборот, а для объективной другой. И когда используется один из них, то все понимают, о каком идет речь.

Новицкий говорит, что добросовестным нужно признавать минимально приемлемое в обществе поведение. Т.е.

принцип добросовестности выполняет много разных функций, в том числе в некоторых случаях он уточняет нормы закона, потому что нормы закона не очень понятны, они абстрактны, рассчитаны на какую-то абстрактную ситуацию, например, исполнение обязательства должно быть произведено в срок такой-то (либо какого-то числа, либо в период времени), но и в том и в другом случае в законе не сказано во сколько можно исполнять обязательство.

Принцип добросовестности – необходимый элемент работы, он пронизывает  всю жизнь, поэтому очень важно понять, что такое добросовестность. Новицкий говорит, что это минимально допустимый стандарт поведения в обществе, т.е. ниже него опускаться уже нельзя, выше – пожалуйста.

Новицкий подчеркивает, что в принципе добросовестности не должна проявляться такая идея как «возлюби ближнего больше, чем самого себя». Конечно, элементом добросовестности является такое «золотое правило» морали как «не делай другому того, чего не хочешь, чтоб сделали тебе».

ВС РФ именно про это и говорит, что следует исходить из поведения ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающие права и законные интересы другой стороны, содействующие в том числе в получении необходимой информации. Очень похожее правило о добросовестности включено в п. 3 ст. 307 ГК РФ про добросовестность при исполнении обязательства. Добросовестность при исполнении обязательства это типичная разновидность объективной добросовестности.

Добросовестно себя должен вести не только должник, но и кредитор тоже, например, должник предложил исполнение, но оно немного отличается от должного. Должен был, например, привести 3 тонны угля, а привез 2 990 кг. Не может кредитор развернуть его машину с углем и сказать, что тот ненадлежащее исполняет свои обязательства.

 Или нельзя, например, в мелкой монете принести 1 млн. руб., чтобы насолить кредитору. Это тоже все неприемлемые вещи. Ожидается от любого участника гражданского оборота, что он миллион будет  отдавать по рублю? Нет, не ожидается.

А по сто рублей? Это уже вопрос, судьи должны сказать, пятитысячными он должен миллион отдавать или все-таки по тысяче можно. В какой момент мы эту нижнюю планку занизили,  будет определяться судьями. В п. 3 ст. 307 ГК РФ в ходе последней реформы, 01.06.2015г.

вступившей в силу, получалась примерно такая же идея про ожидаемое поведение, учет прав и интересов других лиц, предоставление необходимой информации.

Вопросы, которые ВС РФ не затронул

Еще одно  проявление принципа добросовестности  — это запрет противоречивого поведения. Его, к сожалению, в определение добросовестности ВС не включил (п.1 Пленума № 25), но принцип запрета противоречивого поведения или эстоппель тоже восходит к добросовестности.

Если вы одобряете некую сделку, которую могли бы оспорить, то вы не можете ее потом оспаривать, вы будете недобросовестны. И такая добросовестность объективная.

Опять же, поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, в том числе непротиворечивость, учет прав и интересов другой стороны в этом и состоит.

Еще один момент добросовестности  – это то, что суд может применить правило недобросовестности и отказать в защите права даже недобросовестному лицу по своей инициативе. Т.е.

даже если другая сторона в процессе не понимает, что другое лицо ведет себя недобросовестно или не защищается, то суд может по своей инициативе применить эти правила.

Другое дело, что выносит на обсуждение сторон, чтобы это не было открытием для них, они в полной уверенности, что все нормально, а суд, почему то, решил, что одна из сторон недобросовестна. Такого быть не должно, суд может все решить, просто он должен им сказать о том,  а что они думают о добросовестности.

Они, конечно, поймут, когда суд такой вопрос задает, что что-то не то, судья что-то подозревает. Приведут доводы, убедят судью, значит, тот не применит правило о недобросовестности, а не убедят – значит, не повезло. По крайней мере, защита была. Главное, чтобы не было внезапности.

Наш гражданский процесс не выстроен так, что судья сам выносит какие-то вопросы. У нас судья это тот, кто сидит, подперев подбородок рукой, и слушает одну сторону, затем другую, а потом все узнают его мнение при выходе из совещательной комнаты. Западные судьи себя так не ведут. И то, что ВС здесь попутно решает и процессуальную проблему поведения судьи в споре, мне кажется, это очень важно.

О презумпции добросовестности

Последний момент, касающийся добросовестности, хотелось бы осветить в связи с презумпцией добросовестности, которая попала в п. 5 ст. 10 ГК РФ.

Мне эта презумпция активно не нравится. Я полагаю, что зря это было сделано в Кодексе. ВС никак не развивает эту презумпцию, но никак ее и не опровергает, т.е. никак ее не корректирует, просто говорит, что такая презумпция есть.

На самом деле могут быть разные ситуации, в которых добросовестность предполагаться все-таки не должна. Западный опыт показывает, что по-разному решают вопросы. Тот же самый добросовестный приобретатель, например, там идут по общим правилам доказывания, т.е.

если с иском о виндикации к добросовестному приобретателю выходит собственник, то он должен доказать недобросовестность приобретателя, а если наоборот приобретатель выходит с иском о признании права собственности, что он добросовестный и оно у него возникло, то он уже должен доказать, что он добросовестный.

В России же получается презумпция всегда. ВАС однажды столкнулся очень плотно с этой презумпцией добросовестности, это было в Постановлении Пленума № 62 об ответственности директоров.

Там сказали, что в некоторых случаях, если суд видит, что, например, ответчик, который вроде презюмируется добросовестным, это директор, а на самом деле немало убытков есть.

Если директор никак не опровергает те претензии, которые выдвигает против него истец, то суд может в конкретной ситуации, оценить действия директора как недобросовестные и перебросить бремя доказывания.

Этот механизм судебной переброски бремени доказывания впервые примененный в этом постановлении Пленума ВС никак не опровергает, но  и не подтверждает, т.е. вопрос оставлен за скобками разъяснений. Очень надеюсь, что все-таки судебная практика будет использовать этот механизм не только в корпоративных спорах, в исках о привлечении к ответственности директоров или арбитражных управляющих, а  более широко, потому что задумано было именно широко.

Источник: https://www.arbitr-praktika.ru/article/1831-klyuchevye-vyvody-o-dobrosovestnosti-v-postanovlenii-plenuma-vs-rf-25-uracademy

Правозащитный центр

Пленум ВС РФ о принципе добросовестности
© РИА Новости. Алексей Куденко | Купить иллюстрацию

МОСКВА, 23 июн — РИА Новости.

Пленум Верховного суда России принял постановление, разъясняющее правила применения судами общих положений первой части Гражданского кодекса РФ, особое внимание в документе уделено теме добросовестного поведения всех участников гражданского оборота, передает корреспондент РИА Новости из суда.

По словам разработчиков, под добросовестным поведением подразумевается такой стандарт поведения, который предполагает, в том числе, учет интересов противоположной стороны правоотношения. В частности, содействие другой стороне в получении необходимой информации.

В постановлении ВС РФ закрепил правовую позицию, согласно которой суд сам, по собственной инициативе, может признавать недобросовестным поведение участника спора даже в том случае, если этот довод не заявляла противоположная сторона.

При этом, как пояснил судья ВС РФ Иван Разумов, новшество состоит в том, что постановление разъясняет механизм реализации данной нормы. Так, если суд усматривает признаки недобросовестности одной из сторон, он должен при рассмотрении дела вынести на обсуждение обстоятельства, свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, чтобы стороны могли изложить свои доводы.

При установлении недобросовестного поведения одной из сторон суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично.

Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.