+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

10 лучших дел о банкротстве, рассмотренных ВС РФ

Содержание

Судебная практика по делам о банкротстве, рассмотренным Верховным судом

10 лучших дел о банкротстве, рассмотренных ВС РФ

Банкротство юридических и физических лиц традиционно вызывает много дополнительных вопросов и, даже, исков во время проведения необходимых процедур. Важную роль для разрешения таких ситуаций играет позиция, высказанная по аналогичным делам Верховным судом РФ. Этой зимой ВС РФ, как раз поставил точку в нескольких делах, которые могут в дальнейшем стать образцами для арбитров.

КонсультантПлюс БЕСПЛАТНО на 3 дня

Получить доступ

Между двумя хозяйствующими субъектами был заключен договор, условия которого были нарушены одной из сторон, в ответ вторая сторона потребовала наложить арест на имущества должника.

По общему правилу такой кредитор, в интересах которого был наложен запрет на распоряжение имуществом должника, обладает правами и обязанностями залогодержателя с момента вступления в силу решения суда об удовлетворении его требований.

Однако, сохранятся ли такие права в случае открытия процедуры банкротства в отношение должника? Верховный суд считает, что нет.

Суть спора

В рамках дела о банкротстве акционерного общества, организация обратилась в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника ее требования, как требования, обеспеченного залогом имущества должника.

Свои претензии кредитор обосновал тем, что спорное требование было основано на частично неисполненном должником решении арбитражного суда о взыскании задолженности.

В рамках этого дела суд принял обеспечительные меры в виде наложения ареста на имущество акционерного общества в пользу организации, а судебный пристав-исполнитель, в свою очередь, вынес постановление о наложении ареста на конкретное имущество, принадлежащее должнику, а именно: производственные и офисные здания, два земельных участка и транспортные средства. 

Решение суда
 

Определением арбитражного суда первой инстанции требование кредитора было признано обоснованным, задолженность перед ним была включена в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в третью очередь, как требование по основному долгу, обеспеченное залогом имущества должника. Другой кредитор остался таким решением недоволен и подал апелляционную жалобу.

Однако, арбитражный апелляционный суд ее отклонил, а решение суда первой инстанции оставил без изменения. Аналогичную позицию занял окружной арбитражный суд. Но кредитор обратился с жалобой в Верховный суд, в которой просил отменить предыдущие судебные акты и включить организацию в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в третью очередь на общих основаниях.

Верховный суд определением от 27.02.2017 N 301-ЭС16-16279 по делу N А11-9381/2015 решения судов низших инстанций отменил в части, касающейся признания требования организации обеспеченным залогом имущества должника. Судьи отметили, что:

В пункте 5 статьи 334 Гражданского кодекса РФ законодатель лишь приравнял права взыскателя к правам залогодержателя, не указав на то, что в связи с введением запрета на распоряжение имуществом возникает полноценный залог. Более того, как следует из буквального смысла указанной нормы, правила о возникновении прав залогодержателя действуют, если иное не вытекает из существа отношений залога.

В связи с этим, арбитры сослались на нормы  Федерального закона о банкротстве, который определяет, что преимуществом по отношению к другим кредиторам в деле о несостоятельности обладают те кредиторы, обязательства должника перед которыми обеспечены залогом.

Однако, при недостаточности имущества для распределения между всеми кредиторами должника такой приоритет возникнет только при ординарном залоге. Статьей 334.1 ГК РФ определено, что такой залог возникает на основании договора либо закона (пункт 1 статьи 334.

1 Гражданского кодекса), то есть когда используются стандартные гражданско-правовые меры обеспечения самого гражданского обязательства.

Права же залогодержателя, определенные нормами статьи 334 ГК РФ в большей части, возникают из процессуальных правоотношений (включая обеспечительные меры, принятые судом), только при наличии усмотрения со стороны государственного органа (не являющегося стороной материальных отношений), который определяет перечень имущества, в отношении которого может быть наложен запрет, а также выявляет основания для введения запрета, определенные правовым актом, регулирующим процедуру ареста. В связи с чем Верховный суд отметил, что подобные меры по аресту, выступают не способом обеспечения исполнения обязательства как такового, а являются особым механизмом, направленным на фактическую реализацию подтверждающего обязательство акта государственного органа о взыскании задолженности, поэтому действуют в рамках общих правил исполнения.

2. Кредитор может получить контроль над должником, если погасит его обязательства перед третьими лицами

В ходе банкротства возможно исполнение просроченного обязательства должника третьим лицом. Если таким лицом окажется один из кредиторов, он может получить полный контроль над процедурой наблюдения, а значит в перспективе над организацией должником. Такие действия прав других кредиторов не нарушают, поэтому злоупотреблением не являются. К такому выводу пришел Верховный суд.

Решение суда

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от судебные акты были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.Судьи указали, что в действиях юрлица, погасившего долг перед работниками содержатся признаки злоупотребления правом, как это определено в статье 10 ГК РФ.

Суд решил, что на самом деле организация преследует цель лишить граждан статуса заявителей по делу о банкротстве, в том числе в части полномочий по представлению кандидатуры арбитражного управляющего.

Однако Верховный суд, куда была передана на дальнейшее рассмотрение жалоба организации, с такой позицией не согласился. В определении от 25.01.

2017 N 305-ЭС16-15945 по делу N А41-108121/2015 судьи отметили, что суды низших инстанций применили верное толкование норм статьи 313 ГК РФ, которая допускает возможность исполнение просроченного обязательства на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом, третьим лицом.

Кроме того, арбитры отметили, что кассация не учла того обстоятельства, что нормы ФЗ о банкротстве определяют законный материальный интерес любого кредитора должника, как наиболее полное итоговое погашение заявленных им требований.

Все предоставленные кредиторам права, а также инструменты влияния на ход процедуры несостоятельности направлены на способствование достижению названной цели.

В связи с этим, факт погашения задолженности в полном объеме до введения первой процедуры несостоятельности, не свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны организации. В тексте постановления, в частности, сказано:

Поведение организации носит защитный характер и не направлено на причинение вреда вовлеченным в процесс о несостоятельности лицам, что в целом является ожидаемым от любого разумного участника гражданского оборота и соответствует стандарту добросовестности. Бывшие же работники, напротив, утратили разумный мотив в обжаловании судебных актов по настоящему обособленному спору, главная цель их участия в процедуре банкротства должника достигнута – денежные средства получены.

3.Заявление о банкротстве может подать не только кредитная организация

Любая организация или физическое лицо имеет право подать заявление о признании должника несостоятельным (банкротом), введении в отношении него процедуры наблюдения, а также о включении требований в реестр требований кредиторов. Отсутствие у такого заявителя статуса кредитной организации не влияет на такое право. Об этом напомнил в своем решении Верховный суд РФ.

4. Банк убытки акционеров после процедуры банкротства не возмещает

Акционеры кредитной организации не могут требовать от нее возмещения убытков, причиненных им действиями сотрудников банка, которые привели к процедуре санации. Такие требования не предусмотрены нормами Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ “Об акционерных обществах”, как указал Верховный суд.

Вопросы банкротства в практике ВС РФ

10 лучших дел о банкротстве, рассмотренных ВС РФ

«Технологии» контролируемого банкротства, «мораторные» проценты, «банкротный туризм» и другие истории, рассмотренные Верховным Судом.

Настоящий обзор ни в коем случае не призван подменить одноимённый официальный сборник правовых позиций, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ, а представляет собой исключительно обобщение его позиций с предварительными объяснениями для тех читателей, которые не являются специалистами, но хотят быть в курсе актуальных изменений.

Определение от 03.12.2018 №303-ЭС18-11878(1,2) по делу №А51-21631/2015

Суть: Проблема аффилированных кредиторов в делах о банкротстве, вводимых в процесс прежними собственниками бизнеса ради сохранения контроля над активами, известна в практике давно и изучена весьма тщательно. Однако «технологии» контролируемого банкротства не стоят на месте, и время от времени изобретаются новые схемы.

Одна из таких возможных схем привлекла внимание Верховного Суда и в данном случае.

В рассмотренной ситуации должник-гражданин, являвшийся контролирующим участником финансовой компании, взял у последней под видом займа сумму в валюте, эквивалентную примерно 1,4 млрд рублей, которая была переведена третьим лицам в счёт исполнения неких обязательств должника.

Впоследствии право требования этой суммы было уступлено другой компании, возглавляемой сыном супруги должника-гражданина, которая и обратилась в суд с заявлением о включении требования в реестр требований кредиторов.

Верховный Суд указал на необходимость проверки как займа, так и уступки права требования на предмет притворности, указав, что когда контролирующее лицо компании рассматривает её имущество как свое собственное, изымает из её оборота прибыль под видом получения займов с тем, чтобы в дальнейшем противопоставить требование аффилированного лица требованиям независимых кредиторов, заемных отношений между таким лицом и компанией не возникает, так как суммы займов оно предоставляет фактически само себе.

Определение от 04.12.2018 №5-КГ18-237

Суть: Налоговые органы в случае неполного исполнения обязательств перед бюджетом по итогам банкротства организации любят пользоваться специфическим механизмом – возложением оставшихся обязательств на руководителя должника в порядке субсидиарной ответственности, но в отдельном процессе.

В данном случае на директора компании-банкрота обязательства по уплате налога попытались возложить на основании ст. 9 Закона о банкротстве – за несвоевременную подачу заявления о признании должника банкротом, отсчитывая эту обязанность с момента получения компанией требования об уплате этого самого налога.

Однако ст. 9 Закона о банкротстве в применимой редакции предусматривала возложение на виновного в такой просрочке руководителя лишь обязательств, возникших после возникновения такой обязанности, тогда как в данном случае со всей очевидностью обязательство по уплате налога возникло до направления соответствующего требования, на что и указал Верховный Суд, отказав в иске.

Определение от 10.12.2018 №305-ЭС18-12827 по делу №А40-134515/2017

Суть: По общему правилу, поручитель несёт самостоятельную (то есть сверх суммы основного долга) ответственность перед кредитором за неисполнение обязательства основным должником, лишь если это прямо предусмотрено договором. Однако это правило не распространяется, в частности, на проценты, начисляемые по ст. 395 ГК РФ.

Вместе с тем, в случае введения любой процедуры банкротства на начисление этих процентов Законом о банкротстве накладывается мораторий, а вместо них начинаются начисляться так называемые «мораторные» проценты.

В рассматриваемом случае кредитор в связи с банкротством основного должника попытался предъявить проценты по ст. 395 ГК РФ к поручителю.

Однако Верховный Суд указал на то, что коль скоро основной должник имеет обязательство только по уплате мораторных процентов, то и к поручителю применяются они же (существенным отличием является то, что при их расчёте применяется только та ключевая ставка, которая была утверждена ЦБ РФ на момент введения соответствующей процедуры, тогда как «обычные» проценты меняются каждый раз с утверждением новой ставки).

Определение от 17.12.2018 №305-ЭС18-14419 по делу №А40-147349/2016

Суть: Классическая в каком-то смысле схема «записывания имущества на жену» на случай банкротства всё чаще и чаще ломается в делах о банкротстве граждан в силу режима общей собственности супругов.

Вот и в данном случае Верховный Суд указал на необоснованность вынесенного нижестоящими судами отказа в оспаривании сделки по продаже земельного участка по заниженной цене, право собственности на который было зарегистрировано в ЕГРН только на жену должника, но уже после заключения брака, исключительно по причине отсутствия зарегистрированных прав на этот участок у самого должника.

Определение от 24.12.2018 №304-ЭС18-13615 по делу №А03-22218/2015

Суть: По общему правилу, супруг или супруга должника-физического лица вправе требовать выдела доли в общем имуществе до обращения на него взыскания в целях погашения требований кредиторов.

Однако Верховный Суд разъяснил, что это правило не применяется к случаям обращения в деле о банкротстве взыскания на имущество, являющееся предметом залога, поскольку применительно к данному имуществу супруг или супруга должника, по сути, является созалогодателем.

Определение от 27.12.2018 №305-ЭС17-4004(2) по делу №А40-80460/2015

Суть: Подавая заявление о привлечении контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности по мотиву совершения ими действий по выводу активов, конкурсные управляющие обычно одновременно заявляют ходатайства о применении обеспечительных мер в виде наложения ареста на имущество этих лиц для обеспечения исполнения возможного будущего решения об удовлетворении соответствующего требования.

Однако при этом, в силу общей нормы ст. 92 АПК РФ, управляющие должны также представлять доказательства наличия риска невозможности исполнения судебного акта.

Управляющий же может делать лишь предположения о наличии такого риска, но весьма ограничен в сборе доказательств, поскольку контролирующие лица с момента возбуждения дела о банкротстве по понятным причинам склонны скрывать от управляющих любые сведения о своём финансовом положении.

В рассматриваемом определении Верховный Суд указал, что разумных предположений управляющего в таких ситуациях для применения обеспечительных мер вполне достаточно.

Определение от 21.01.2019 №302-ЭС18-528 по делу №А33-15936/2016

Суть: По общему правилу, в силу ст. 139 Закона о банкротстве имущество должника в процедуре конкурсного производства продаётся с открытых торгов. Вместе с тем, в силу ст. 142.1 того же закона, имущество должника, нереализованное с торгов, может быть передано кредиторам в качестве отступного.

В рассматриваемом случае решением общего собрания кредиторов проведение торгов было признано нецелесообразным, а имущество передано в качестве отступного напрямую.

Верховный Суд указал на незаконность подобной прямой передачи в связи с тем, что хотя участники должника и не имеют права на удовлетворение их корпоративных требований наряду с конкурсными кредиторами, они, тем не менее, могут претендовать на имущество, оставшееся после расчётов с этими кредиторами, в связи с чем передача имущества кредиторам без попытки его продажи по рыночной цене (которая может оказаться больше совокупного размера требований кредиторов) необоснованно заранее лишает участников должника указанной возможности.

Определение от 21.01.2019 №306-ЭС16-9687(3) по делу №А57-17295/2014

Суть: По общему правилу, сделка, совершённая с ликвидированной впоследствии организацией, не может быть признана недействительной в силу отсутствия одной из сторон подвергаемого реституции обязательства.

Однако в рассматриваемом случае из этого правила Верховный Суд сделал исключение в связи с тем, что по оспариваемой подозрительной сделке права требования к должнику были уступлены третьему лицу, которое попыталось включить свои требования в реестр требований кредиторов, в связи с чем лишение других кредиторов возможности оспорить первоначальную сделку лишило бы их права на судебную защиту.

Определение от 24.01.2019 №305-ЭС16-6318(9) по делу №А40-171885/2014

Суть: В силу п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве, в деле о банкротстве могут быть оспорены сделки, совершенные как самим должником, так и третьими лицами за счёт должника. Однако конструкция «за счёт должника» для многих судов по-прежнему остаётся не конца понятной.

В данном деле, например, Верховный Суд, признавая необоснованными отказы нижестоящих судов в оспаривании по признаку предпочтительности (ст. 61.3 Закона о банкротстве) платежей, совершённых дебитором должника по его поручению в адрес кредитора должника в счёт причитающихся должнику средств, указал, что подобный платёж вполне укладывается в указанную норму.

Определение от 31.01.2019 №304-ЭС17-21966(3) по делу №А45-27225/2016

Суть: Многие не очень добросовестные застройщики практикуют «опосредованную» продажу квартир по незначительно отличающимся схемам, суть которых всегда заключается в одном и том же – вместо самого застройщика с покупателем (как правило, гражданином) «предварительный» договор купли-продажи заключает некое «агентство», которое лишь «обязуется приобрести» испрашиваемую квартиру у застройщика и передать её покупателю.

В рассматриваемом случае Верховный Суд в очередной раз указал на притворность подобных конструкций и на то, что покупатели квартир по таким договорам в случае банкротства застройщика имеют право на включение своего требования о передаче квартиры в реестр требований кредиторов самого застройщика.

Определение от 25.02.2019 №305-ЭС18-16327 по делу №А41-40947/2018

Суть: Сравнительно новым «ноу-хау» в делах о банкротстве физических лиц до недавнего времени был так называемый «банкротный туризм» – манипулирование территориальной подсудностью с помощью фиктивной регистрации должников по «месту жительства» в отдалённых регионах (особой популярностью пользовались республики Северного Кавказа и дальневосточные регионы вроде Камчатки и Магадана).

В рассматриваемом же деле Верховный Суд РФ признал подобного рода фокусы неприемлемыми и указал на необходимость соблюдения первоначальной подсудности. Аналогичная позиция изложена и в определении от 21.03.2019 №308-ЭС18-25635 по делу №А63-9583/2018, где Верховный Суд признал правильной передачу дела о банкротстве на рассмотрение по настоящей подсудности.

Источник: //www.intellectpro.ru/press/works/voprosy_bankrotstva_v_praktike_vs_rf/

Обзор судебной практики по банкротству физических лиц в России

10 лучших дел о банкротстве, рассмотренных ВС РФ

Сразу после вступления в силу закона о банкротстве физических лиц, общество разделилось на два лагеря – сторонников нового нормативного регулятора и его противников. При этом однозначной юридической позиции не было даже среди правоведов.

С одной стороны, законодательный порыв был правильным. Экономическая конъюктура в последние несколько лет существенно изменилась. Общество встало перед новыми вызовами, и от государства ждали своевременной реакции.

С другой стороны, текст нормативного акта многих удивил.

Оказалось, что для банкротства придется накопить существенный долг (не менее 500 тысяч рублей), обладать активами, достаточными для объявления о финансовой несостоятельности (размещение объявления в специальной газете, стоимость – около 10 000 рублей), оплаты деятельности финансового управляющего (10 000 рублей в месяц плюс 2% от реализации имущества должника), обращения к услугам адвоката (в крупных городах – от 80 тысяч рублей), а также временем, необходимым для сбора огромного количества документов. Стало понятно, что закон не ориентирован на обычных людей, которые задолжают банкам по 100-200 тысяч рублей, и явно не смогут найти еще сотню на расходы по организации процедуры.

Тем не менее, нас призывали не беспокоиться раньше времени. Разработчики говорили, что как будет работать закон и насколько позитивным будет его эффект станет понятно, когда появится правоприменительная практика.

Поскольку после принятия нормативного акта почти прошел год, мы можем сделать первые выводы относительно его успешности.

Судебная практика по банкротству физических лиц: сколько стоит процедура

Изначально предполагалось, что закон о финансовой несостоятельности гражданина поможет заемщику, лишившемуся возможности платить по долгам, избежать давления кредиторов и вывести отношения с ними в правовое поле.

Во многом это было связано с экономической необходимостью, хотя к объективным факторами добавлялись и субъективные – коллекторская деятельность привела к тому, что многие люди оказались заложниками практически безвыходной ситуации.

Как всегда, намерения у разработчиков благие: защита людей, поддержка со стороны государства в сложное время. Что получилось на самом деле?

Если усреднить данные по регионам, то окажется, что минимальная сумма, потраченная на процедуру банкротства, составила 50 тысяч рублей. Это база расходов, которую не избежать.

Сюда входит уплата госпошлины, размещение объявления о финансовой несостоятельности (сделать это нужно в газете «Коммерсантъ», чтобы кредиторы могли узнать о банкротстве), услуги арбитражного управляющего.

Кстати, статья расходов по последнему пункту сама может составить 50 000 рублей. Практики по делам о банкротстве физических лиц показали, что средний срок их рассмотрения составляет 5 месяцев.

Учитывая, что ежемесячное вознаграждение, которое выплачивается управляющему из средств должника, составляет 10 000 рублей, то даже без учета процентов (2 % от стоимости реализованного имущества), сумма набегает приличная.

Еще один важный пункт расходов – помощь юриста. Обойтись без нее достаточно сложно – только представьте какой объем работы нужно провести человеку, не имеющему ни опыта, ни специальных знаний.

Даже если заемщик обойдется первичной консультацией, ему придется самостоятельно осуществить сбор необходимых документов.

Это чревато проблемами – если будет допущена ошибка или какой-то документ пропадет, Арбитражный суд не примет дело к рассмотрению.

Отказ или задержка в суде имеет множество негативных последствий. Так, например, гражданина может опередить займодатель, и инициировать против него процедуру первым. В теории это ничем не грозит. Дело будет рассматриваться в обычном порядке, с привлечением независимого финансового управляющего.

По факту, в таком случае физическое лицо может оказаться неподготовленным к банкротству: не найдет грамотного защитника, не соберет информацию обо всех кредиторах (если кто-то из них заявит о претензиях после завершения процедуры, по новому долгу придется платить). Это означает потерю контроля над ситуацией.

Если заказывать полный пакет юридических услуг, то потратить придется больше – речь идет уже о 100 тысячах рублей совокупных расходов и более.

Получается, что дебитор, который не имеет возможности платить по кредиту, должен найти деньги на организацию процедуры банкротства. Очевидно, это не совсем то, что было нужно большинству граждан.

Как реализуется судебная практика по банкротству физлиц

Сказать о том, что новый закон стал панацеей от экономических проблем граждан нельзя. За время его действия в судебный органы обратилось всего лишь 23 тысячи граждан. Эта цифра составляет три процента от количества должников, положение которых соответствует требованиям, необходимым для объявления несостоятельности.

Однако наблюдатели отмечают, что даже эта цифра сильно завышена. По их словам, среди лиц, объявивших о своем банкротстве, много мелких предпринимателей, бравших потребительские кредиты для развития своего бизнеса. В банке получить ссуды такого типа значительно легче чем, те, которые выдаются для ИП.

Специалисты, имеющие отношение к проведению процедуры – арбитражные управляющие, юристы, представители законодательных органов – связывают небольшое число поданных заявлений со стоимостью банкротства физ лиц: судебная практика решения дел обходится слишком дорого, чтобы обычные люди могли найти на нее деньги.

В то же время 23 тысячи заявлений – это только количество поданных обращений. Но подать заявление в суд – лишь первая стадия. Дело должно быть принято к рассмотрению и запущено в производство. Поэтому отдельный вопрос связан с тем, как много заявлений получили ход.

Объективно оценить судебную практику по банкротству физических лиц сложно, но по некоторым данным, речь идет не более чем о 5 тыс. обращений. Для сравнения, по данным Международной конфедерации обществ потребителей потенциальных банкротов несоизмеримо больше. Их общее число доходит до миллиона человека.

Главные причины неэффективности закона, проблемы судебной практики

Почему при таком количестве должников так мало заявлений о банкротстве? Причины можно разделить на несколько уровней:

Финансовые

  • нужно накопить существенный долг – от 500 тысяч рублей;
  • заплатить за работу арбитражного управляющего (10 000 рублей ежемесячно);
  • заплатить госпошлину (6 000 рублей);
  • сопутствующие расходы (оплата работы экспертов по оценке имущества и торгов, публикация объявления о несостоятельности, почтовые отправления, услуги юриста и т.д.).

Обратите внимание:

каждый случай индивидуален и требует индивидуального рассмотрения. Срок работы по делу, а также количество этапов и вовлеченных структур определяют общую сумму расходов.

Моральные

  • низкая осведомленность о законе;
  • отсутствие опыта правоприменительной практики в обществе;
  • паника, созданная средствами массовой информации.

Есть еще несколько причин, которые не зависят от самих граждан.

Во-первых, работа арбитражного управляющего. Совсем не обязательно, что он возьмется за ваше дело.

10 000 рублей – слишком маленькая сумма, гораздо выгоднее обращаться к делам по банкротству юридических лиц, где цена услуг управляющего значительно выше, сроки работы больше и, к тому же, можно заработать на проценте от реализации имущества должника. Возможно, для того, чтобы привлечь арбитражного управляющего к рассмотрению дела, придется договариваться с ним самостоятельно.

Проблемы есть и в области вынесения судебных решений. Имеются негативные прецеденты, отпугивающие других должников от обращения в суд. Уже имеются прецеденты, когда суд признавал должника банкротом, при этом обязав погасить долг полностью.

Есть и курьезные решения. Банки обращались за инициацией процедуры в отношении должника с суммой задолженности, составляющей меньше 20 000 рублей. В одном из регионов было вынесено решение о признании недобросовестности потенциального банкрота на основании того, что он платит по коммунальным счетам.

Решённые вопросы

Во второй половине 2016 года комитет при Арбитражном суде (АС) одобрил 35 предложений по решению разного рода вопросов касательно банкротства частных лиц. К числу узаконенных положений относятся, например, следующие:

– физические лица, состоящие в браке, не могут оба считаться банкротами в одном и том же судебном процессе (п. 3);

– запрещается хоть в какой-то степени освобождать должника от ответственности, поскольку его проступок в реализации одной обязанности автоматически повлечёт за собой неисполнение прочих (п. 7);

– уголовный штраф необходимо удовлетворять в порядке третьей очереди, в случае неуплаты он остаётся и после того, как дебитор признаётся банкротом (п. 20), а также все решения пристава по данному вопросу считаются действительной сделкой (п. 33).

Как ознакомиться с решениями Арбитражных судов самостоятельно

В настоящее время многие специалисты, связанные с юридической деятельностью, наблюдают за судебной практикой о признании несостоятельности должников и решениями Арбитражных судов по поводу банкротства физических лиц.

Наблюдать за этим процессом способен в принципе каждый заинтересованный человек, если будет следовать простому алгоритму:

  1. Для начала откройте официальный сайт АС («Федеральный арбитражные суды Российской федерации»). Слева в столбце найдите надпись «Банк решений Арбитражного суда», перейдите по этой ссылке.
  1. В открывшемся окне заполните следующие строки:

— «Вид спора»: впишите слова «о несостоятельности (банкротстве) организаций и граждан»;

— «Категория спора»: «банкротство физического лица»;

— в поле «Период поиска» укажите необходимые даты (вплоть до числа месяца).

Нажмите кнопку «Найти».

  1. В строке «Статус» выберите «Только завершённые».

Вам откроются все завершённые дела за указанный период и решения АС.

В выпавшем списке откройте папку с документами под общим названием «О ЗАВЕРШЕНИИ РЕАЛИЗАЦИИ ИМУЩЕСТВА ГРАЖДАНИНА И ОСВОБОЖДЕНИИ ГРАЖДАНИНА ОТ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ». Изучите судебные процессы на основе этих документов.

Прочитайте сведения «О завершении реализации имущества гражданина и неприменении правила об освобождении гражданина от исполнения обязательств». Указанный документ имеет особую ценность, поскольку по результатам процесса суд не обязал дебитора выплачивать задолженность.

Позиции судов в практике дел о банкротстве физических лиц

Основные мнения инстанций касательно таких процессов отражены в нижеуказанных пунктах:

  1. Несостоятельность дебитора не признаётся судом, если стоимость имеющейся у него собственности составляет сумму больше недоимки (решение 12-го ААС от 01.11.2016 по процессу № А57-7410/2016).

Источник: //banki-dolgi.ru/articles/bankrotstvo-fizicheskikh-licz/sudebnaya-praktika-po-bankrotstvu-fizicheskikh-licz.html

Вс рф устранил ряд противоречий и сформулировал новые позиции при рассмотрении дел о банкротстве

10 лучших дел о банкротстве, рассмотренных ВС РФ

Юрий Борискин

По результатам рассмотрения ВС РФ некоторых дел о несостоятельности (банкротстве) были сформулированы правовые позиции, имеющие важное значение для судебной практики и развития российского законодательства в этом направлении.

В частности, многие существовавшие ранее противоречия, которые ВАС РФ так и не сумел разрешить, были устранены.

Сегодня я рассмотрю новые подходы и сформулированные позиции ВС РФ, отраженные в наиболее значимых и интересных, на мой взгляд, судебных актах, принятых Судебными коллегиями по экономическим спорам ВС РФ в 2015—2016 гг.

Методы борьбы с недобросовестными кредиторами должника-банкрота

Обстоятельства дела

ОАО «З» обратилось в Арбитражный суд в рамках дела о банкротстве ООО «Н» № А45−26 872/2014 с заявлением о включении требования в реестр требований кредиторов. В обоснование указанных требований общество сослалось на вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Новосибирской области, оставленное без изменений постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда.

ООО «Н» в общем порядке и его временный управляющий Б. в порядке п. 24 постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» обратились в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа с кассационными жалобами на решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций.

Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа кассационные жалобы общества и его временного управляющего были оставлены без удовлетворения.

При этом, отказывая в удовлетворении жалоб, суд округа указал, что представленные временным управляющим Б. новые доказательства не могут быть приняты на стадии кассационного производства в силу особенностей процессуального законодательства.

Постановление суда кассационной инстанции было обжаловано в ВС РФ.

Позиция ВС

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, рассмотрев кассационную жалобу конкурсного управляющего Б., разъяснила процессуальный порядок оспаривания арбитражным управляющим и конкурсными кредиторами судебных актов, на которых основаны требования кредиторов, заявленные в деле о банкротстве, при этом сформулировала следующие правовые позиции.

Дело

О праве оспаривания арбитражным управляющим и конкурсными кредиторами судебных актов, на которых основаны требования кредиторов, заявленные в деле о банкротстве.

Реквизиты решения

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда Р Ф от 24 декабря 2015 г. № 304- ЭС15−12 643 по делу № А45−6961/2014.

Требования заявителя

Отменить судебный акт, на котором основаны требования кредитора, заявленные в деле о банкротстве.

Суд решил

Отменить постановление суда кассационной инстанции и вместе с тем разъяснить процессуальный порядок оспаривания арбитражным управляющим и конкурсными кредиторами судебных актов, на которых основаны требования кредиторов, заявленные в деле о банкротстве.

Суд кассационной инстанции и Судебная коллегия ВС РФ ограничены в полномочиях по сбору и оценке доказательств, такими полномочиями обладают только суды первой и апелляционной инстанций.

В этой связи право на обжалование судебных актов должно осуществляться таким образом, чтобы гарантии, обеспечивающие возможность представления новых доказательств и заявления новых доводов, могли быть осуществимы с учетом соблюдения принципа последовательного обжалования судебных актов.

Согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ на лиц, обращающихся с жалобой в соответствии с п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35, не распространяются положения ст. 42 АПК РФ, поскольку обжалуемыми судебными актами их права и обязанности непосредственно не затрагиваются, и суд напрямую о них не высказывается.

Согласившись с указанной позицией по существу, судебная коллегия отметила схожесть правового положения двух указанных категорий лиц, которая заключается в том, что до момента подачи жалобы они не участвуют в разрешении спора, а потому вступление таких лиц в дело должно осуществляться по одним и тем же правилам.

Порядок вступления в дело лиц, обращающихся с жалобой в соответствии со ст. 42 АПК РФ и желающих представить новые доказательства по спору, разъяснен в п. 22 постановления Пленума ВАС РФ от 28 мая 2009 г.

№ 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», в соответствии с которым жалобу таких лиц следует рассматривать применительно к правилам рассмотрения заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Таким образом, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу о том, что к жалобам арбитражного управляющего и конкурсных кредиторов, которые желают представить новые доказательства, должны применяться правила, регулирующие порядок рассмотрения заявлений о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в суде апелляционной инстанции.

Судьба акцессорных обязательств при новации основного долга против воли кредитора

Обстоятельства дела

Между АКБ «С» и ООО «К» заключен кредитный договор. В обеспечение исполнения обязательств по данному договору ООО «Р» предоставило поручительство и объект недвижимости в залог банку. Впоследствии банк уступил ООО «В» все права требования по кредитному договору, а также по договорам, которыми обеспечено основное обязательство.

В рамках дела о банкротстве заемщика требования общества в сумме 146 057 402,99 руб. были включены в реестр требований кредиторов ООО «К». Требования общества на аналогичную сумму по делу о банкротстве ООО «Р» также признаны обоснованными, в том числе как обеспеченные залогом имущества должника.

В рамках дела о банкротстве заемщика судом утверждено мировое соглашение, производство по делу о банкротстве прекращено. По условиям мирового соглашения обязательства ООО «К» перед ООО «В» уменьшились до 81 498,38 руб. Суды установили, что обязательство по оплате данной суммы заемщиком исполнено.

Конкурсный управляющий ООО «Р» А. исключила общество из реестра требований кредиторов, расценив уплату ООО «К» задолженности по мировому соглашению как исполнение основного, новированного обязательства.

Полагая действия конкурсного управляющего по исключению общества из реестра незаконными, последнее обратилось в арбитражный суд с жалобой.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что мировым соглашением изменен порядок исполнения кредитного договора, однако сам договор не расторгнут и продолжает действовать, ввиду чего нет оснований считать кредитное обязательство исполненным. Также суды, сославшись на положения статьи 16 АПК РФ, отметили, что задолженность по кредитному договору взыскана в общеисковом порядке, в связи с чем исключение требований общества, основанных на вынесенных по этим делам решениях, противоречит принципу обязательности судебных актов. Придя к выводу, что должником не представлено соглашения о прощении его долга как поручителя и залогодателя по кредитному договору, суды сделали вывод о том, что А. необоснованно исключила общество из реестра требований кредиторов должника.

Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций в части удовлетворения жалобы, суд округа отметил гражданско-правовую природу мирового соглашения как сделки, на основании которой могут изменяться права и обязанности сторон договора. Указав на то, что в силу особенностей правового регулирования главы VШ Федерального закона от 26 октября 2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» заключение мирового соглашения возможно даже при отсутствии согласия всех конкурсных кредиторов должника, суд округа пришел к выводу, что заключением мирового соглашения объем обязательств кредитора был фактически уменьшен, в связи с чем прекратилось и дополнительное обязательство поручителя (ООО «Р»), а поэтому действия конкурсного управляющего, исключившего общество из реестра в связи с исполнением обязательства, являются правомерными.

В связи с указанными обстоятельствами ООО «В» обратилось за защитой своего права в ВС РФ.

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Р Ф, рассмотрев кассационную жалобу, установила, что в рамках указанного обособленного спора на разрешение судов фактически был передан вопрос о том, какой эффект в отношении обеспечительных обязательств имеет утверждение мирового соглашения в деле о банкротстве заемщика, если таким соглашением уменьшается объем основного обязательства, с учетом того, что согласно положениям подп. 1 п. 1 ст. 352 и п. 1 статьи 367 ГК РФ поручительство и залог прекращаются с прекращением основного обязательства.

Дело

Об утверждении в рамках дела о банкротстве заемщика мирового соглашения, на основании которого его обязательства по кредиту уменьшены (вопреки воле кредитора), и их исполнение в таком объеме не влекут аналогичного уменьшения и прекращения поручительства и залога, обеспечивающих исполнение указанного основного обязательства.

Реквизиты решения

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда Р Ф от 14 июня 2016 г.
№ 308-ЭС16−1443 по делу № А61−2409/2010.

Требования заявителя

Признать действия конкурсного управляющего по исключению общества из реестра незаконными.

Суд решил

Признать незаконными действия конкурсного управляющего, выразившиеся в исключении общества из реестра и обязать конкурсного управляющего устранить допущенные нарушения.

В связи с чем при разрешении данного вопроса судебная коллегия указала на то, что в результате осуществления судом функции толкования закона ни одна из сторон договора не должна быть поставлена в менее выгодное положение по сравнению с тем, на что она вправе была справедливо рассчитывать, вступая в договорные отношения.

Судебная коллегия установила, что общество явно возражало против мирового соглашения при его утверждении судом. Более того, общество обращалось с заявлением о признании решения собрания кредиторов о заключении мирового соглашения недействительным.

Природа обеспечительных обязательств состоит в том, что кредитор, должник и гарантирующее лицо заранее осознают возможность неисполнения должником основного обязательства.

Поэтому, выдавая обеспечение, поручитель (или залогодатель) принимает на себя все риски неисправности должника, в том числе связанные с банкротством последнего.

В число указанных рисков входит и возможность принуждения кредитора в рамках процесса о несостоятельности к заключению мирового соглашения, с которым такой кредитор не согласен.

С целью оградить себя от невозможности исполнения должником возложенных на него обязательств кредитор использует различные правовые механизмы.

Одним из таких механизмов является заключение с третьими лицами обеспечительных сделок, страхующих кредитора от риска неоплатности должника.

Поэтому освобождение в подобной ситуации поручителя (залогодателя) от ответственности противоречило бы самому смыслу обеспечительного обязательства как установленного на случай невозврата полученного блага.

Отсутствие воли кредитора на изменение (или прекращение) основного обязательства ведет к ослаблению свойства акцессорности поручительства и залога (имущества третьего лица), обеспечение должно считаться сохранившимся.

В этой связи Судебная коллегия ВС РФ пришла к выводу о том, что неоплаченная заемщиком (ООО «К») сумма кредитной задолженности продолжает быть обеспеченной поручительством и залогом имущества должника по рассматриваемому делу (ООО «Р»), в связи с чем у конкурсного управляющего А. не было оснований для погашения в реестре требований кредиторов ООО «Р» записи о требованиях общества, за исключением той суммы, которая действительно была выплачена ООО «К» по условиям мирового соглашения (81 498,38 руб.).

Источник: //abkazakov.ru/comments/vs-rf-ustranil-ryad-protivorechij-i-sformuliroval-novye-pozitsii-pri-rassmotrenii-del-o-bankrotstve/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.